загрузка...
 
§ 2. Договоры между государствами
Повернутись до змісту
В соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г. «договор означает соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования».
Таким образом, межгосударственный договор — это международно-правовой акт, выражающий в письменной форме достигнутое заинтересованными государствами согласие относительно их взаимного поведения в процессе международного общения. Следовательно, за рамками межгосударственных договоров как письменных актов находятся, в частности, заключаемые в устной форме так называемые джентльменские соглашения между государствами.
Однако главное в приведенном определении то, что заключаемое письменное соглашение между государствами регулируется соответствующими нормами международного права.
Отсылка к таким нормам означает в данном случае отсылку, во-первых, к нормам Венской конвенции 1969 г., обязательным для государств-участников; во-вторых, к соответствующим нормам международного права, которые действительны для не участвующих в Конвенции государств в силу международного обычая; в-третьих, к нормам, касающимся, в частности, последствий для договоров, возникающих из международной ответственности государств и из начала военных действий между государствами.
Кроме того, в силу положений Венской конвенции 1969 г. ее нормы применяются к отношениям государств между собой в рамках международных договоров, участниками которых являются также другие субъекты международного права (практически международные организации). Конвенция применяется также к любому договору, являющемуся учредительным актом международной организации, и к любому договору, принятому в рамках международной организации.
Добавим, что нормы Конвенции, имеющие силу в соответствии с действующим международным обычаем, применимы и к так называемым неформальным международным договорам, под которыми согласно современной международно-правовой доктрине понимаются письменные соглашения между государствами многостороннего характера, не содержащие положений о придании им юридически обязательной силы, но соблюдаемые заключившими их государствами, убежденными в том, что положения письменного согласованного текста для них обязательны к исполнению (например, многие положения Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе).
Международный договор — один из основных источников современного международного права, приобретающий все возрастающее значение в деле регулирования межгосударственных отношений, особенно в новых сферах их взаимного сотрудничества (например, в области космической деятельности, охраны окружающей среды и т.п.). Поэтому кодификация норм общего международного права в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. явилась выдающимся событием в истории развития международного права.
Приведем далее некоторые основные положения этой Конвенции и соответствующие им термины и понятия.
Составление и принятие текста договора, согласно Конвенции, осуществляется:
«участвующими в переговорах государствами», т.е. участвующими в составлении и принятии текста договора, или в отношении текста многостороннего договора, принимаемого на международной конференции, путем голосования за него двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании (голоса воздержавшихся от голосования не учитываются), если тем же большинством голосов не решено применить иные правила.
Фактически речь идет в последнем случае об универсальных (общих) международных договорах, кодифицирующих обычноправовые нормы международного права, которые по самой своей природе должны быть открыты для участия всех государств, независимо от каких-либо различий между ними. Однако в момент принятия рассматриваемой Конвенции под давлением главным образом западных держав в нее была включена дискриминационная формула, устранявшая от участия в Конвенции некоторые не угодные им по политическим мотивам государства. Соответственно, ст. 81 Конвенции гласила, что она открыта для подписания всеми государствами - членами ООН либо членами одного из специализированных учреждений или Международного агентства по атомной энергии, либо участниками Статута Международного Суда, а также любым иным государством, приглашенным Генеральной Ассамблеей ООН стать участником настоящей Конвенции. Вскоре, однако, такой дискриминационный подход к участию в общих (универсальных) международных договорах канул в лету, и ст. 81 Венской конвенции 1969 г. ныне служит лишь печальным напоминанием о перипетиях развернувшейся на международной арене «холодной войны». Сегодня общепризнанно наличие категории общих международных договоров, т.е. договоров, открытых для участия всех государств.
Далее, Венская конвенция 1969 г. предусматривает ее применимость к трем категориям межгосударственных договоров: двусторонним, многосторонним и многосторонним договорам с ограниченным числом участников.
О последней категории будет говориться ниже.
Аутентичность договора (одинаковое значение его текста, составленного на двух или нескольких языках) и окончательность его текста удостоверяются обычно путем его подписания, подписания ad referedum (под условием подтверждения действительности подписи компетентным органом государства) или парафирования (удостоверения подлинности каждой страницы текста инициалами подписывающего) представителями всех участвовавших в переговорах государств или путем подписания заключительного акта конференции, содержащего такой текст.
Соответственно представители государств должны быть снабжены полномочиями (письменными документами) в целях принятия текста договора, за исключением тех представителей, которые ex officio (в силу своего должностного положения) считаются представляющими государство в целях принятия текста договора. Помимо глав государств и правительств, министров иностранных дел это, в частности, глава дипломатического представительства в государстве, с которым заключается договор.
Выражение согласия государства на обязательность для него договора производится путем подписания договора, обмена документами, образующими договор, ратификации договора, его принятия, утверждения, присоединения к нему или любым иным способом, о котором условились (в тексте договора или иным образом) государства, участвовавшие в принятии его текста.
Представитель государства, выражающий своей подписью согласие государства на обязательность для него договора, должен быть снабжен соответствующими полномочиями. Главы государств, главы правительств и министры иностранных дел (или соответствующие должностные лица, именуемые иначе) считаются представляющими свое государство в целях совершения всех актов, относящихся к заключению договоров. Однако это действительно только в том случае, когда положения внутреннего права этого государства, касающиеся компетенции заключать договоры, не предусматривают необходимости ратификации какой-либо категории договоров, к которой относится данный договор (одно из проявлений взаимозависимости между национальным и международным правом).
«Ратификация», «принятие», «утверждение» и «присоединение» означают, в зависимости от случая, имеющий такое значение международный акт, посредством которого государство выражает в международном плане свое согласие на обязательность для него договора.
Ратификация договора — это акт высшей власти государства в соответствии с его внутренним правом, подтверждающий обязательность договора для данного государства. Ратификация производится либо единолично главой государства, либо совместно с высшим законодательным его органом (парламентом или другим адекватным ему органом). Акты принятия, утверждения договора или присоединения к нему касаются уже заключенных договоров, допускающих участие в них путем совершения таких актов. В их основе лежит акт ратификации, который затем в ходе обмена соответствующими документами или их депонирования у депозитария именуется указанным образом.
Договор может быть заключен также путем обмена документами, его образующими. Это наиболее упрощенный способ заключения межгосударственных договоров, касающихся обязательств государств как бы второстепенного значения. Обычно заключение таких договоров осуществляется путем обмена личными или вербальными нотами (письмами), исходящими от министерства иностранных дел или дипломатического представительства в государстве, с которым заключается договор. Одно государство направляет другому ноту, содержащую положения, которые оно готово считать для себя юридически обязательными. Другое государство подтверждает получение ноты, повторяя (в кавычках) ее содержание.
Личная нота направляется от имени компетентного должностного лица и удостоверяется его подписью; вербальная нота направляется от имени компетентного государственного органа и удостоверяется его печатью.
Договор вступает в силу в порядке и в дату, предусмотренные в самом договоре или согласованные иным образом между участвовавшими в переговорах о его заключении государствами.
Обычно договор вступает в силу с момента его подписания, подтверждения, подписания ad referendum, с момента обмена ратификационными грамотами или с момента депонирования таковых у депозитария участвовавшими в переговорах о его заключении государствами или с даты после совершения таких актов, указанной в договоре или согласованной иным образом.
Многосторонние договоры с большим числом возможных участников, особенно общие (универсальные) договоры, предусматривают обычно две даты: дату вступления договора в силу вообще и дату вступления в силу для конкретного его участника. Как правило, такой договор вступает в силу после его ратификации и депонирования ратификационных грамот определенным в договоре числом государств. Соответственно для всех этих государств договор вступает в силу с даты депонирования последней из числа необходимых ратификационных грамот, а для государства, совершившего вышеуказанные действия после вступления договора в силу, — с даты депонирования им ратификационных грамот или с некоторой установленной даты после совершения этого акта.
Соответственно государство, для которого договор вступил в силу (и пока он находится для него в силе), именуется, согласно Конвенции, его участником.
Другой термин — «договаривающееся государство» означает государство, которое согласилось на обязательность для него договора, независимо от того, вступил он в силу или нет.
Практически эта сложная для понимания формула имеет в виду следующие ситуации:
а) для двусторонних договоров: одно государство подписывает договор ad referendum, подтверждает подпись и становится договаривающимся государством до тех пор, пока другое государство не сделает того же и не состоится обмен ратификационными грамотами;
б) для многосторонних договоров, включая общие договоры: каждое государство, сдавшее на хранение ратификационные или иные предусмотренные договором грамоты, становится договаривающимся государством до даты вступления договора в силу или для последующих государств — до даты вступления договора в силу для каждого из них.
в) для многосторонних договоров с ограниченным числом участников (см. ниже): несколько необходимых его будущих участников согласились предусмотренным способом на обязательность для них договора и стали договаривающимися государствами до тех пор, пока остальные необходимые его участники не сделают того же самого; после этого все такие государства становятся участниками договора.
Термин «договор с ограниченным числом участников» не фигурирует в Венской конвенции 1969 г., но это понятие вытекает из п. 2 ст. 20 этой Конвенции, который гласит: «Если из ограниченного числа участвовавших в переговорах государств и из объекта и целей договора явствует, что применение договора в целом между всеми его участниками является существенным условием для согласия каждого участника на обязательность для него договора, то оговорка требует принятия ее всеми участниками».
Таким образом, рассматриваемое понятие сформулировано применительно к оговорке, которая, согласно Конвенции, означает одностороннее заявление в любой формулировке и под любым наименованием, сделанное государством при подписании, ратификации или утверждении договора или присоединении к нему, посредством которого оно желает исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству.
Однако согласие всех его необходимых участников существенно важно и для ряда других условий заключения и исполнения договора с ограниченным числом участников.
Поясним это на примере. Допустим, что три или большее число государств, учитывая соответствующие возможности каждого из них, согласились сконструировать и производить некий летательный аппарат, что и составляет объект и цель заключаемого ими договора. Естественно, что эта цель может быть достигнута только при условии, что все эти государства согласились с условиями договора (приняв, в частности, ту или иную оговорку), а затем добросовестно и в установленные сроки его исполняют. Отказ одного из таких государств участвовать в договоре (в том числе отказ его ратифицировать) или отказ по той или иной причине выполнять поставки в соответствии с договором делают цель договора недостижимой, и сам такой договор утрачивает смысл.
Согласно рассматриваемой Конвенции, каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться. Это правило часто выражается широко известной латинской формулой pacta sunt servanda. В преамбуле Конвенции подчеркивается, что принципы свободного согласия (с заключаемым договором) и добросовестности и норма pacta sunt servanda получили всеобщее признание. Но это частный случай другого общепризнанного правила: международные обязательства государств и других субъектов международного права должны добросовестно ими выполняться, независимо от происхождения (обычного, договорного или иного) этого обязательства.
Однако применительно к договорам речь идет о действующих, т.е. действительных и применимых в том или ином случае, договорах, а также о не приостановленных и не прекращенных договорах в целом или для данного участника (вышедшего из многостороннего договора). Все это регулируется Конвенцией.
Что же касается условий недейстительности договоров, то они могут рассматриваться как условия абсолютные и относительные, зависящие от усмотрения соответствующего государства.
Договор является недействительным, юридически ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права.
Договор может быть объявлен недействительным государством, давшим свое согласие на обязательность для него договора, если при этом было явно нарушено важное положение его внутреннего права, касающееся компетенции заключать договоры; если имела место определенного характера ошибка в договоре; если договор был заключен под влиянием обманных действий другого государства, или в результате таких обманных действий, или в результате прямого либо косвенного подкупа или принуждения его представителя.
Однако государство может не учитывать указанные обстоятельства и не дезавуировать свое согласие на обязательность для него в таких случаях договора.
Государство утрачивает право дезавуировать свое согласие на обязательность для него договора, если оно, зная о наличии обстоятельства, позволяющего это сделать, применяет и исполняет положения этого договора. Иначе говоря, оно рассматривается в таком случае как молчаливо согласившееся сохранить его в силе. Это правило именуется в международном праве правилом эстопеля (estopel). Оно изложено, в частности, в ст. 45 Конвенции.
Договоры не имеют обратной силы, если иное намерение не явствует из договора или не установлено иным образом. Это означает, что положения договора не применяются в отношении любых действий его участника, фактов или ситуаций, которые имели место до вступления договора в силу для данного его участника. Придание договорам обратной силы — явление не только редчайшее, но и исключительное.
Договор обязателен для каждого государства-участника для всей его территории, если в нем не установлено, что он будет применяться лишь в отношении части его территории (например, в случае ее демилитаризации или нейтрализации).
Это правило действует независимо от того, является ли государство-участник унитарным, федеральным или каким-либо иным по своему политическому устройству, и независимо от его административно-территориального устройства. Территория государства едина, как бы она не подразделялась, согласно внутреннему праву государства, для целей государственного управления. Государственная власть также едина, как бы осуществляющие ее органы государства не подразделялись по своим функциям и правомочиям на органы законодательной, исполнительной, судебной (правоохранительной) или иной государственной власти.
Соответственно политические и административно-территориальные подразделения государства не являются субъектами международного права вообще и права международных договоров в частности.


загрузка...