загрузка...
 
§ 1. Общие положения и терминология
Повернутись до змісту
В гл. IX указывалось, что ответственность государств и других субъектов международного права, обозначаемая термином «международная ответственность», по своему существу и видам (формам) в корне отличается от юридической ответственности по внутригосударственному праву, где она выступает в качестве уголовной, гражданской и административной ответственности.
В общем вопрос о характере юридической ответственности по национальному и международному праву сводится к вопросу о субъектах этих двух систем права.
Так, вполне очевидно, что субъектами международной (международно-правовой) ответственности за нарушения международно-правовых предписаний являются государства и иные субъекты международного права.
Соответственно, индивиды, физические лица, не будучи субъектами международного права, не являются и не могут являться субъектами международно-правовой ответственности вообще и тех видов международно-правовых санкций в отношении государств, о которых шла речь в главе об их ответственности, в частности.
Конкретнее, уголовная ответственность, которую несут индивиды в соответствии с внутригосударственным правом за предусмотренные этим правом преступления, в принципе не применима к государству.
Однако уяснение этой, казалось бы, очевидной вещи — не столь простое дело при столкновении с некоторыми явлениями международной действительности, требующими правовой оценки. Так, некоторые авторы, в том числе отечественные, утверждали, что современное международное право якобы устанавливает в некоторых случаях наряду с ответственностью государств юридическую ответственность физических лиц, в частности за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. Высказывались также мнения о формировании некоего международного уголовного права.
Однако высказывания о том, что международное право якобы устанавливает в некоторых случаях наряду с международной ответственностью государств международную ответственность индивидов, явно ошибочны. Никакой особой международной (международно-правовой) ответственности индивидов не существует. Ее не установили, ибо вполне достаточно существующих форм уголовной ответственности индивидов (от взятия под стражу до пожизненного тюремного заключения и смертной казни) в соответствии с национальными системами уголовного права.
Не существует и международной уголовной юстиции и международных пенитенциарных средств исполнения приговоров по уголовным делам. Факт образования и деятельности двух специальных международных военных трибуналов — Нюрнбергского и Токийского, — а также возможность учреждения международных судебных инстанций в силу некоторых иных универсального характера межгосударственных соглашений — явление редкое, исключительное, не изменяющее общего положения о том, что уголовная ответственность индивидов существовала и продолжает существовать как их ответственность по национальному уголовному праву государств, подлежащая преследованию национальными судами с соблюдением национальных процессуальных норм применительно ко всем уголовным преступлениям, подпадающим под юрисдикцию данного государства.
Уголовная юрисдикция государства в принципе территориальна в том смысле, что она принадлежит органам правосудия того государства, в пределах территории или юрисдикции которого совершено уголовное преступление. Иными словами, все лица (кроме пользующихся соответствующим иммунитетом), совершившие в таком случае преступление в соответствии с внутренним правом государства, подлежат его уголовной юрисдикции.
Государства устанавливают также свою юрисдикцию в отношении преступлений, совершенных их гражданами и вне пределов их уголовной юрисдикции, иначе – персональную юрисдикцию, обычно лишь в отношении ограниченной категории тяжких преступлений. Но осуществление персональной юрисдикции возможно, естественно, лишь тогда, когда соответствующее лицо окажется во власти государства его гражданства.
Поэтому издавна существует сотрудничество государств в деле превенции и наказания за совершаемые индивидами преступления, как правило, тяжкого или особо тяжкого характера, ибо борьба с такими преступлениями требует объединения усилий заинтересованных государств на двустороннем, локальном или универсальном уровнях путем заключения между ними международных договоров. Такие договоры устанавливают обязательства государств, касающиеся розыска предполагаемого преступника, уголовного преследования его в соответствии с их внутренним законодательством либо выдачи другому государству, казания иной правовой помощи. Именно в этом и состоит причастность международного права к делу борьбы с уголовными преступлениями.
Наконец, в силу сложившегося международного обычая или общепризнанных положений универсальных международных договоров определенные преступления индивидов составляют ныне особую категорию, которую целесообразно именовать уголовными преступлениями международного характера или иным образом.
Необходимость соответствующей терминологии предопределяется тем, что термин «преступление» обозначает ныне в международно-правовых актах одну из категорий международно-противоправных деяний государств, о чем говорилось в гл. IX. Следовательно, терминологически надо различать преступления государств и преступления индивидов. Словосочетание «уголовные преступления» достаточно четко обозначает, что речь идет именно о преступлениях индивидов.
Кроме того, речь идет о преступлениях, социально опасных не только для данного государства или нескольких государств, заключивших соглашения о совместных мерах борьбы с ними, но и для сообщества государств или человечества в целом. Терминологически это преступления международного характера. Последнее словосочетание («международного характера») призвано обозначить их социальную опасность для человечества в целом.
Конечно, возможна и иная терминология. Беда, однако, в том, что сколько-нибудь устоявшейся терминологии не существует. Каждый автор предлагает свою, и терминологическая неразбериха в этом вопросе вполне очевидна.
Таким образом, уголовные преступления международного характера — это особая категория преступлений физических лиц (группы лиц), которые являются социально опасными преступлениями для человечества в целом и в отношении которых международное сообщество государств установило особую компетенцию (обязанность) каждого государства в деле борьбы с такими преступлениями.
Такая особая компетенция (обязанность) государств установлена по общему международному праву, либо в силу соответствующего международного обычая, либо, чаще, в силу общепризнанных положений универсальных международных договоров. Более конкретно это сводится в основном к следующему.
Во-первых, на международном уровне определяется состав уголовных преступлений международного характера, в уголовно-правовой оборот вводятся определенные виды таких преступлений (например, преступления против мира, преступления против человечности, преступления апартеида, геноцида и т.д.).
Во-вторых, международное право обязывает государство преследовать по своему национальному праву лиц, виновных в уголовных преступлениях международного характера, коль скоро они находятся в его власти, устанавливая экстерриториальную и эксперсональную юрисдикцию государства по таким преступлениям, иначе — универсальную юрисдикцию, т.е. юрисдикцию, действующую независимо от места совершения преступления международного характера и независимо от гражданской принадлежности преступника.
Неотвратимость наказания за уголовные преступления международного характера достигается, кроме того, обязанностью каждого государства либо судить такого преступника, либо выдать его для судебного преследования государству, в пределах юрисдикции которого совершено данное преступление, или государству национальной принадлежности данного преступного лица, а также сотрудничеством государств по обнаружению предполагаемого преступника и в деле принятия практически осуществимых мер по предотвращению указанных преступлений.
Возможно также заключение универсальных международных договоров о неприменимости срока давности к уголовным преступлениям международного характера. Так, в частности, в 1968 г. была разработана и заключена Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности.
Повторим, что, как правило, устанавливается обязанность государств преследовать за уголовные преступления международного характера по своему национальному праву. Возможность же учреждения по некоторым конвенциям международного уголовного суда весьма проблематична, практически нереальна. Например, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. и Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. предусматривают возможность юрисдикции международного уголовного суда для сторон, признавших такую юрисдикцию. Однако такие суды учреждены не были.
Большинство же других международных конвенций о предупреждении и пресечении уголовных преступлений международного характера вообще не предусматривают возможности учреждения международных судебных инстанций.
Тем не менее следует иметь в виду, что существует определенная связь между тяжкими международно-противоправными деяниями государства, обозначаемыми ныне термином «преступление государства», и сопутствующими ему преступлениями международного характера индивидов, в частности руководящих должностных лиц. Это создает впечатление, что уголовная ответственность таких лиц, как и ответственность государства, возникает непосредственно на основании международного права и является одной из форм ответственности государства за его международное преступление. В действительности же, преступления государства и преступления физических лиц, в том числе уголовные преступления международного характера, — явления совершенно разноплановые. Ответственность государства существует на основании и в соответствии с международным правом, а уголовная ответственность индивида — в соответствии с внутренним правом государства, коль скоро она таковым предусмотрена.
Кроме того, определенная взаимосвязь между преступлениями государств и преступлениями международного характера физических лиц отнюдь не абсолютна. Ее вообще может не существовать и действительно во многих случаях не существует.
Например, преступления индивидов против мира, как они определены в ст. 6 Устава Нюрнбергского трибунала, безусловно связаны с совершенным государством преступлением агрессии. Но военные преступления и преступления против человечности могут совершаться не только вооруженными силами и агентами государства-агрессора и не только в ходе международного вооруженного конфликта. Преступление геноцида может совершаться индивидами самостоятельно, вне связи с международным преступлением геноцида, совершаемым государством. Имеют место также преступления государств, в связи с которыми международное право не предусматривает обязанности уголовного преследования индивидов. И наоборот, обязанность государств преследовать по своему национальному праву (или выдать) за многие виды уголовных преступлений международного характера установлена ныне в соответствии с общепризнанными положениями современного международного права вне какой-либо связи с преступлениями государств.
Таким образом, обязанность государств в соответствии с общепризнанными положениями современного международного права преследовать лиц, совершивших уголовные преступления или подозреваемых в их совершении, установлена ныне в отношении преступлений, терминологически обозначенных автором как уголовные преступления международного характера.
Ниже рассматриваются некоторые источники, устанавливающие такую обязанность.



загрузка...