загрузка...
 
ГЛАВА 2. АНГЛИЙСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ
Повернутись до змісту
Во вторую половину XIX в. английский капитализм вступил в расцвете своего могущества: промышленная революция и огромные колониальные владения позволили Англии выйти на первое место в мировом промышленном производстве и торговле. Ее флот господствовал на морях.
Однако к концу века появились признаки того, что экономическая гегемония Англии идет к концу: по темпам развития ее обгоняли другие страны, в первую очередь США и Германия. На этой почве слабела самоуверенность английской буржуазии, ее вера в свое могущество и в свое будущее. Буржуазный либерализм хотя и был еще довольно сильным, но терял прежнее влияние, особенно после раскола либеральной партии в 1886 г. В то же время консервативная партия укрепляла свои позиции: она привлекала к себе буржуазию обещаниями более активной внешней и колониальной политики.
В этой обстановке в духовной жизни страны росло влияние реакционных взглядов. Философ Ч. Пирсон поставил под сомнение идею прогресса, которая неограниченно господствовала в буржуазном мышлении, была его своеобразным «символом веры». С приближением эпохи империализма из среды буржуазии стали раздаваться требования о создании сильной центральной власти и активном вмешательстве государства во все сферы внутренней и внешней политики. Это находилось в резком противоречии с влиятельной доктриной «невмешательства», или «манчестерства», и говорило о начавшемся кризисе буржуазной общественной мысли.
Усилению влияния реакционных идей в среде буржуазии способствовало оживление в конце века рабочего движения. Ф. Энгельс в 1881 г. писал, что «в Англии после крупного поражения 1848 г. рабочие впали в апатию и под конец покорились буржуазной эксплуатации, сохранив одну лишь борьбу тред-юнионов за повышение заработной платы»1. Английской буржуазии удалось на несколько десятилетий ослабить рабочий класс: реформами и небольшими подачками она отколола привилегированную верхушку от трудящихся масс и заручилась ее поддержкой.
Положение стало заметно изменяться в последние полтора-два десятилетия, когда на сцену выступили новые отряды рабочего класса — неквалифицированные и чернорабочие. Рабочее движение вновь начало приобретать боевые черты. Классовая борьба еще более обострялась.
Известный английский историк-медиевист У. Стеббс в 1866 г. с удовлетворением отмечал «широкое распространение вкуса к истории». Прогресс исторической науки выразился прежде всего в расширении ее интересов и совершенствовании методов исследования, в растущей его специализации, в увеличении численности преподавательских и профессорских кадров, а также количества исторических сочинений — книг и статей. В 1886 г. начал выходить «Английский исторический журнал» — первый в Англии периодический орган, посвященный истории (существует и в настоящее время). Его статьи и критические обзоры во многом содействовали повышению научного уровня трудов по истории.
Положительным явлением был рост числа документальных публикаций: в 1856 г. началось систематическое издание государственных бумаг и других архивных материалов, сначала английских, а потом и шотландских. Затем приступили к поискам и публикации архивных документов из богатых частных коллекций. Для поощрения и улучшения дела документальных публикаций были организованы специальные архивные общества, такие, как Общество Селдена (по имени видного юриста XVII в.), Общество военно-морской истории и др. В ряде мест были созданы исторические группы, которые ставили своей задачей сбор и изучение материалов по местной истории.
Улучшилось и преподавание истории в высших учебных заведениях. Были созданы новые университеты — в Манчестере, Бирмингеме и других городах. После снятия в 1871 г. ограничений для поступления в университеты лиц, не принадлежащих к официальной церкви, ее тормозящее влияние на преподавание и исследование стало ослабевать. Улучшению качества преподавания истории во многом способствовало введение научных семинаров. Начиная с 1873 г. стала развиваться система заочного высшего образования.
Впрочем, многие видные ученые-историки продолжали работать вне стен учебных заведений. Право назначения на должность профессоров Оксфордского и Кембриджского университетов оставалось в руках правительства, которое использовало его для вознаграждения за политические заслуги.
Большую роль в прогрессе исторической науки сыграл классический труд Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора» (1859). Его значение выходило далеко за рамки биологии: он опрокидывал прежние представления о неизменности окружающего мира и общества и, способствуя победе идеи развития, подводил под нее прочную базу. Нет ничего удивительного в том, что реакция, и в первую очередь церковь, пыталась атаковать сочинение Дарвина и опровергнуть его: в течение многих лет дарвинизм стоял в центре ожесточенной борьбы междусилами реакции и прогресса.
С другой стороны, изменилось торийско-консервативное крыло: консерваторы отказались от сопротивления любым преобразованиям, и в 1867 г. сами провели парламентскую реформу. В результате упрочились позиции вигско-ли-берального направления с его враждебностью революции и идеей превосходства английского политического строя.
В 70—80-е годы в стране сложились два основных центра исторических исследований — в университетах Оксфорда и Кембриджа. И хотя их иногда называют «школами», это следует понимать условно: между ними не было значительных различий ни во взглядах, ни в методах исследования. Они существовали лишь в тематике: в Оксфорде центр тяжести долгое время был в сфере медиевистики, в Кембридже — в области новой истории. Это в значительной степени объяснялось научными интересами людей, задававших в обоих университетах тон историческим исследованиям.
В Оксфорде самым крупным историком являлся Уильям Стеббс (1825—1901), автор «Конституционной истории Англии» (3 тт., 1874—1878) (изложение доводилось до 1485 г.) и трудов по средневековой истории Германии. Основная научная заслуга Стеббса состоит в публикации документов: его работы в этой области отличаются большой тщательностью, а комментарии к ним — большой эрудицией. Стеббса считают основателем оксфордской школы.
Основателем и главой кембриджской школы был Джон Эмери Актон (1834—1902). Актон получил историческую подготовку в Германии, где слушал лекции и посещал семинары Л. Ранке, его основные научные интересы вращались вокруг новой истории. Он вынашивал план капитального труда по истории свободы и для этого подготовил большой материал, но так и не создал его. Литературное наследие Актона довольно скромно: курс лекций по новой истории и несколько статей. Однако, несмотря на это, его влияние на историческую мысль в Англии было весьма значительным как ученого большой эрудиции и широких интересов. Истории он отводил очень важное место в жизни общества — она должна быть строгим судьей. Он считал, что историк обязан рассказать всю правду о прошлом, ничего не умалчивая и тем более не искажая: читатель сделает выводы сам. Инициатор создания «Кембриджской новой истории» (10 тт., 1907—1912), автор е плана и программного введения, Актон требовал от ее создателе полной беспристрастности в изложении фактов. Однако на дел Актон стоял на позициях буржуазного либерализма, что нашл отражение в его работах.
В середине XIX в. она располагала самой крупной колониальной империей. Но в последующие десятилетия ее монополия и здесь оказалась под угрозой: другие капиталистические страны Европы принялись за колониальные захваты. Обострение борьбы за колонии и начавшееся экономическое отставание Англии побуждали ее принять самое активное участие в захватах новых территорий и усилить эксплуатацию старых владений. Для пропаганды этих целей в 1869 г. был создан Королевский имперский институт, а в 1884 г. — Лига имперской федерации, выступавшая за установление более тесных экономических и политических связей между Англией и отдельными частями империи. Из года в год пропаганда колониальной политики звучала все громче. Ее вела пресса, она находила отражение в художественной литературе и в историографии. Круги, заинтересованные в эксплуатации колоний, распространяли расистские взгляды в форме так называемого социал-дарвинизма — переносили на общество закон естественного отбора, открытый Дарвином. Сторонники этой теории утверждали, что борьба за существование является универсальным законом всего живого, в том числе и человека, что в ожесточенной борьбе за «место под солнцем» выживают сильнейшие, наиболее приспособленные. По их мнению, белая раса, в особенности англосаксонская, в этом смысле стоит выше других, которыми ей и предназначено управлять. Так, социал-дарвинизм сливался с расизмом. Буржуазные историки приняли активное участие в пропаганде колониализма и расизма. Профессор Кембриджского университета Джон Сили (1834—1895) прочел курс лекций по истории английской колониальной политики, привлекший к себе большое внимание (он вышел отдельной книгой под названием «Расширение Англии», 1883). Автор упрекал английскую публику в отсутствии интереса к колониальным владениям, непонимании их важности для страны и ее судеб. Между тем, утверждал он, история Англии в особенности с начала XVIII в. — это в первую очередь ее территориальное расширение и борьба за колонии. Непонимание этого привело к тому, что экспансия Англии происходила без определенного плана и цели — «в припадке рассеянности». Задача состоит в том, поучал Сили, чтобы понять первостепенную важность этих вопросов для существования Англии и начать целенаправленную энергичную колониальную политику.
Другой историк, который в своих работах уделял много внимания истории колониальной политики, — профессор Оксфордского университета Джеймс Фруд (1818—1894). В своем крупнейшем произведении «История Англии от падения Уолсея до разгрома Великой Армады (1530—1588)» (12 тт., 1856—1870) Фруд воспевал мудрость и дальновидность колониальной и внешней политики Генриха VIII и Елизаветы I и восхищался «подвигами» английских морских пиратов и колонизаторов. В книгах «Англичане в Вест-Индии» (1888) и «Англичане в Ирландии в XVIII в.» (3 тт., 1872—1874) он оправдывал жестокости английских колонизаторов. Несмотря на привлечение архивных документов и внешние признаки «научности», труды Фруда не внушают доверия. Уже современники резко критиковали его методы работы, отмечая многочисленные натяжки, произвольное обращение с фактами, поверхностное использование документов, а порой и прямые подделки. Современник Фруда английский историк Э. Фримен прямо заявил: «Фруд не является историком... Ему присуще врожденное и неизлечимое свойство искажения, которое не позволяет ему высказать правильное суждение ни по одному вопросу»2.
Историки- В буржуазной исторической науке второй по-
иозитивисты ловины XIX в. было сильно влияние позитивизма, главным образом идей видного английского буржуазного философа Герберта Спенсера (1820—1903). Философия Спенсера имела для своего времени известное положительное значение, в особенности признание им закономерности в жизни общества, вера в прогресс, попытки создать цельную картину мира, а также убеждение в могуществе человеческого знания. Однако идея развития имела у Спенсера примитивный характер: основным законом он считал постепенную эволюцию, а естественным состоянием и в природе и в обществе — равновесие. Такое понимание развития прямо направлено против революции, имеет целью увековечить капиталистический строй. Спенсер решительно выступал против революционных преобразований и был противником идей социализма.
Попыткой приложения идей позитивизма к истории общества явилась книга У. Бэджгота «Физика и политика» (1872). Исходя из идеи о непрерывном и закономерном прогрессе человечества, он усматривал в его истории три этапа: первый, когда господствовали сила и обычай, второй — происходили столкновения между складывающимися нациями и третий (человечество якобы в него уже вступило)—вечного мира: войны, «наследие варварства», постепенно должны уйти в прошлое.
Крупнейшим историком-позитивистом был Генри Бокль (1821 —1862), автор сочинения «История цивилизации в Англии» (2 тт., 1857—1861). Бокль исходил из уверенности в существовании законов, управляющих обществом. К ним он относил прогресс и преобладающее влияние географического фактора, в частности климата, почвы и пищи. Чтобы проследить действие этих законов, Бокль задумал огромный труд в 15-ти томах — по существу историю человеческой цивилизации. Он долго и тщательно готовился к исполнению своего замысла: изучил ряд языков, собрал и обработал огромный материал. Ранняя смерть сорвала его планы; вышедшие при его жизни два тома являются лишь введением к неосуществленному труду. Широта замысла, эрудиция автора и богатство фактического материала способствовали огромному успеху сочинения, которое много раз издавалось в Англии и было переведено на многие языки мира.
Бокль очень высоко оценивал задачи истории. «Я убежден, — писал он, — что приближается время, когда история будет поставлена на должную основу, когда изучение ее будет признано как самое благородное и трудное занятие». Он также выражал надежду, что изучение истории в ближайшем будущем станет занятием хорошо подготовленных ученых и из нее будут изгнаны «собиратели анекдотов», «пустые болтуны», которые «засоряют движение нашей национальной литературы» 3.
Позитивистом был и другой видный историк тех лет Уильям Лекки (1838—1903), автор трудов: «История Англии в XVIII столетии» (1878—1890), «История рационализма в Европе» (1865) и др. В книге по истории Англии XVIII в. он уделял значительное место вопросам духовной жизни, культуре и экономике. В специальных разделах по истории Ирландии он сочувственно относился к борьбе ирландского народа за свою независимость и осуждал проводимую против него Англией политику репрессий. Во второй работе Лекки исходил из убеждения, что прогресс человечества прямо зависит от прогресса науки и точных знаний, что господство церкви в прошлом надолго задержало духовное развитие человечества.
Так, историк Сэмюэль Гардинер (1821 —1902) посвятил свою долгую жизнь изучению проблемы Английской революции середины XVII в.: первый том его труда вышел в свет в 1863 г., последний, 18-й,—-в год его смерти. Сочинение состоит из трех крупных серий: «История Англии от вступления на престол Якова I до начала гражданской войны. 1603—1642» (10 тт.), «История гражданской воины. 1642—1649» (4 тт., 1886—1889) и «История республики и протектората» (4 тт., 1899—1902; доведена до 1656 г.).
Основная заслуга Гардинера заключается в привлечении огромного нового материала и в чрезвычайно добросовестной его обработке и критической проверке. Автор использовал многочисленные источники по истории революции из архивохранилищ самых различных стран Европы, наряду с английскими — Испании, Франции, Италии, Голландии и Швеции. Опираясь на этот материал, он пересмотрел легенды, возникшие вокруг революции и ее основных деятелей. Стремясь глубже проследить корни и причины революции, он намеренно начинал свое исследование с воцарения Якова I. Он отказался от упрощенной вигской концепции революции, которая усматривала в революции борьбу двух начал— деспотизма в лице короля и парламента, стоявшего якобы на страже британских свобод. Гардинер продолжил начатую еще Карлейлем работу по «реабилитации» Кромвеля, подчеркивая его заслуги как государственного деятеля, поднявшего национальный престиж страны.
Однако в работе Гардинера имеются и серьезные недостатки. Главный из них — непонимание классовой природы революции, игнорирование классовых интересов. Исходя из идеалистического взгляда на историю, он ищет причину революции в столкновении идей—различных религиозных направлений. Экономическим и социальным проблемам он не уделяет внимания и стремится прежде всего проникнуть в психологию эпохи, уяснить взгляды отдельных участников революции. В результате подлинные мотивы их деятельности остаются в тени. Поставив перед собой задачу строго следовать фактам, сохранить полную объективность в их изложении, Гардинер на деле не удержался на этой позиции: он создал панегирик Кромвелю и пуританам.
Крупнейший историк-экономист Торольд Роджерс (1825—1890), профессор политической экономии Оксфордского университета (одно время преподавал в Лондонском университете) опубликовал в это время капитальный труд «История сельского хозяйства и цен в Англии с 1259 до 1793 г.» (8 тт., 1866—1902), а затем краткое изложение его первых томов под названием «Шестьсот лет труда и заработной платы» (1884). Он работал над своим исследованием более 40 лет и собрал огромный материал, рисующий развитие сельского хозяйства и изменения в положении крестьянства на протяжении шести столетий. В центре внимания Роджерса — движение цен на продукты сельского хозяйства и колебания заработной платы: сопоставляя те и другие, он пытается установить реальные заработки и уровень жизни трудящихся. Труд проникнут симпатиями к лишениям и страданиям широких масс, к их борьбе. Роджерс одним из первых попытался понять причины крестьянских восстании, в частности восстания Уота Тайлера; он находил их в резком ухудшении положения трудящихся, в эгоизме и бессердечности имущих классов. Однако он был противником революции и социализма и главной силой исторического развития считал давление общественного мнения.
Основательный материал по истории промышленности и торговли в средние века и в новое время содержат работы кембриджского историка Уильяма Кеннингема (1849—1919) «Развитие английской промышленности и торговли в средние века» (1890) и «Развитие английской промышленности и торговли в новое время» (1882). В центре интересов Кеннингема, либерала и сторонника «свободной торговли», была экономическая политика правительства. Успехи английской экономики в XIX в. он приписывал благодетельному влиянию свободной торговли. Он игнорировал классы и классовую борьбу и не имел представления о марксизме. Более оригинальный, исследовательский характер носили сочинения оксфордского историка Уильяма Эшли (1860—1927). Его основной труд «Введение в английскую экономическую историю и теорию» (2 тт., 1888—1893), посвященный периоду средних веков, был доведен до XVI в. Эшли уделял большое внимание экономическим доктринам, но и в его работе центральное место отводилось правительственной политике. Консерватор по своим политическим убеждениям, он подверг критике доктрину «свободной торговли» и оспаривал утверждения либеральных экономистов о ее благодетельной роли.
Особое место среди историков-экономистов этого периода занимал Арнольд Тойнби (1852—1883), преподаватель политической экономии в Оксфорде. Его небольшая книга «Промышленный переворот в Англии в XVIII в.» (1883) представляла собой одно из лучших произведений буржуазной литературы по этому вопросу и до сих пор сохраняет известное значение. Книга явилась переработкой курса лекций, прочитанных им рабочим—слушателям вечерней школы. Тойнби был знаком с некоторыми трудами Маркса и находился под известным влиянием марксизма. В промышленной революции он видел не только экономические, но и социальные сдвиги, определенный скачок в развитии общества. Он констатировал значительное ухудшение положения трудящихся в результате промышленного переворота, резкое усиление их эксплуатации. Выступая в пользу законодательного ограничения наиболее варварских форм эксплуатации труда,Тойн би был за умеренные социальные реформы и верил в «гармониюклассов», т. е. оставался буржуазным реформатором. Джон Ричард Грин (1837—1883) не занимал никаких академических постов и сознательно хотел противопоставить свою историю, как он выражался, «барабанной истории». В книге основное место занимает духовная и культурная жизнь народа: так, характеристике Чосера и его «Кентерберийским рассказам» уделено больше внимания, чем Столетней войне. В некоторых случаях автор пытался проникнуть в экономические и социальные процессы, например когда излагал историю гражданской войны (1455—1485), так называемой «Войны роз». Критически рисуя образы некоторых королей, Грин с большим сочувствием относился к трудящимся массам, в частности при освещении крестьянского восстания 1381 г. Книга его в короткое время выдержала несколько изданий, была переведена на многие иностранные языки (в том числе русский). Успеху ее, помимо новаторского характера, способствовал живой яркий язык. Реакционные круги резко осудили книгу, увидя в ней, по выражению консервативного журнала, «демократический манифест». Окрыленный удачей, Грин в 1880 г. выпустил расширенное издание своего труда в четырех томах.
Работа Грина не лишена существенных недостатков. Автор игнорировал роль классов и классовой борьбы, что не позволило ему понять содержание революции XVII в.: причину ее он увидел в религиозных разногласиях. В его книге не показана колониальная политика Англии и отсутствует ее критика. При всем том она явилась крупным достижением английской историографии.
Буржуазные ученые сделали попытку опровергнуть утверждения деятелей социалистического и рабочего движения о снижении уровня жизни ряда категорий трудящихся. Известный экономист и статистик Роберт Гиффен, много лет возглавлявший отдел статистики министерства торговли, в 1885 г. опубликовал статью, в которой проследил движение заработной платы английских рабочих за предыдущие 50 лет. Упрощенно подойдя к этому вопросу и полагаясь в основном на произвольно отобранные данные о средних заработках, Гиффен пришел к выводу, что уровень жизни трудящихся заметно вырос. «Бедняки, — заявил он, — присвоили себе почти все результаты огромного материального прогресса, достигнутого за последние 50 лет». Последующее изучение вопроса показало неосновательность этих выводов.
Крупный судовладелец Чарльз Бус также попытался опровергнуть утверждения социалистов о том, что значительная часть рабочего класса живет в нищете. С этой целью он решил тщательно изучить положение рабочих Лондона и на собственные средства создал группу обследователей, которые шаг за шагом обошли все рабочие районы города, проводя анкетные опросы рабочих семей. Данные, полученные таким путем, были подвергнуты статистической обработке. Они привели Буса к неожиданному для него выводу: оказалось, что почти треть населения Лондона (32 проц.) живет в нищете или на грани нищеты. Бус убедительно опроверг оптимизм официальной статистики. Результаты этого первого крупного социологического обследования были опубликованы под названием «Жизнь и труд населения Лондона» (9 тт., 1892—1903).
В эти годы в Англии делаются первые попытки осветить историю рабочего движения, причем некоторые из авторов подобных трудов сами были его активными участниками. Их свидетельства, нередко подкрепленные документами, представляют большой интерес для исследователя в качестве источника.
В 1877 г. вышла в свет книга Джорджа Хауэлла (1813— 1910) «Столкновение капитала и труда». Каменщик, он был активным деятелем профессионального движения, секретарем Лондонского совета тред-юнионов и членом Генерального совета I Интернационала, в молодости принимал участие в чартистском движении. К 70-м годам он превратился в типичного реформиста. Рисуя историю тред-юнионов, их трудную борьбу за существование, он подчеркивал «легальный» характер деятельности профсоюзов, отвергал в их программе политические цели. Стремясь придать тред-юнионам больше «респектабельности» в глазах буржуазии, он возводил их родословную к средневековым гильдиям. Значительная часть книги посвящена анализу организационной структуры тред-юнионов.
Участником рабочего движения был и Джордж Холиок, автор «Истории кооперативного движения» (2 тт., 1875—1877). Холиок в молодости был последователем Р. Оуэна и одно время чартистом. В 40-е годы он занялся организацией кооперативов и явился одним из инициаторов создания известного рабочего кооператива в г. Рочдейл, положившего начало широкой сети потребительских кооперативов. В первые годы кооперативного движения его деятели, в том числе Холиок, связывали с ним надежды на осуществление коммунистического идеала Р. Оуэна. Разумеется, эти утопические надежды на коренное улучшение материального положения рабочего класса в рамках капиталистической системы потерпели крах: постепенно кооперативы превратились в чисто торговые организации. Книга Холиока содержит ценные материалы и служит источником по истории кооперативного движения в Англии.
Особый интерес для историков английского рабочего движения представляет книга Р. Гаммеджа «История чартистского движения» (1857). Автор книги — активный участник борьбы за хартию, стоявший на ее левом фланге, член Национальной чартистской ассоциации. Книга Гаммеджа не дает связной истории чартизма и не содержит обобщенного анализа; это скорее хроника событий и фактов. Однако рассказ очевидца и участника, находившегося в гуще событий, дает яркую картину их развития, характеристики людей и фактов. Она является ценным источником по истории движения.
Под влиянием сдвигов в рабочем движении в последние десятилетия XIX в. к его истории обратились наконец и буржуазные ученые. Первыми буржуазными исследователями этой тематики были супруги Сидней и Беатриса Вебб. Сидней Вебб (1859— 1947) начал свою деятельность на государственной службе и принимал участие в обследовательской работе, организованной Ч. Бусом. Покинув государственную службу, он с женой Беатрисой Вебб (1858—1943), дочерью крупного фабриканта Поттера, посвятил себя целиком изучению социальных проблем. В 1884 г. супруги Вебб приняли участие в создании Фабианского общества, которое В. И. Ленин характеризовал как «самое законченное выражение оппортунизма и либеральной рабочей политики.,.»5.
Супруги Вебб издали книгу «История тред-юнионизма» (1894), которая представляет собой первую попытку серьезного изучения вопроса. На базе огромного материала, почерпнутого в архивах отдельных тред-юнионов, официальных инстанций, судебных властей, парламента и его комиссий, и тщательного изучения практической деятельности профсоюзов, их структуры и т. п. Веббы дали весьма обстоятельный и хорошо документированный очерк истории английского тред-юнионизма начиная от первых попыток основания рабочих организаций в XVIII в. Авторы показывают упорную и самоотверженную борьбу английских рабочих против правительства и местных властей за право организации, изменения в структуре и формах деятельности тред-юнионов на протяжении века. Труд Веббов, опубликованный вторично в 1920 г. в дополненном виде, до сих пор не утерял своего значения как сводка фактического материала. Разумеется, он не может претендовать на подлинно научное исследование вопроса. На каждой его странице печать буржуазного мировоззрения и классовой ограниченности авторов, которые видят в тред-юнионах всего лишь форму защиты чисто профессиональных интересов английского пролетариата, игнорируя его революционные традиции. Боевые выступления рабочих они расценивали как реакцию на недальновидную репрессивную политику властей. Утверждая, что английский рабочий якобы чужд революционных идей, Веббы всемерно приукрашивают реформистских лидеров и их узкоцеховую политику. Они замалчивают роль К. Маркса и Ф. Энгельса в английском рабочем движении, влияние марксизма на рабочий класс. Героической борьбе чартистов Веббы уделяют всего две-три страницы, рассматривая чартизм как явление «случайное» в английском рабочем движении, отнюдь для него не типичное.
Реформистские взгляды Веббов особенно отчетливо изложены ими в работе «Промышленная демократия» (1897). В этой книге авторы пытаются определить общий характер английского тред-юнионизма и его место в современном буржуазном обществе. Веббы категорически отвергают историческую миссию рабочего класса в низвержении власти капитала. Напротив, согласно их теории, тред-юнионы представляют собой органическую часть капиталистической системы и необходимы для ее нормального функционирования. Признавая в отдельных случаях противоречия между интересами буржуазии и рабочего класса, Веббы считают их неантагонистическимш обе стороны якобы являются «соучастниками» единого общественного механизма.
Реформистская традиция в освещении истории рабочего движения, заложенная в книгах Веббов, оказала сильное влияние на английскую буржуазную и лейбористскую историографию и продолжается ныне в трудах буржуазных и лейбористских историков. Большую роль в пропаганде марксизма сыграли две организации — Социал-демократическая федерация, возникшая в 1884 г., и отколовшаяся от нее в 1885 г. Социалистическая лига.
Организатор Социал-демократической федерации Генри Гайндман (1842—1921) в книге «Исторические основания социализма в Англии» (1883) дал краткую историю экономического развития страны начиная с XV в., показал его влияние на положение трудящихся масс, подробно осветил основные цели, принципы и задачи социалистического движения. Гайндман считал себя марксистом и в предисловии к своей книге заявлял, что его взгляды испытали влияние «знаменитой немецкой школы политической экономии, возглавляемой Марксом и следующими за ним Энгельсом и Родбертусом»6. Однако его книга убедительно показала, что он ничего не понял в марксизме. Его взгляды представляли собой смесь буржуазно-демократических и социалистических идей, в которой тонули некоторые мысли, заимствованные им из марксизма.
Крупным ученым-марксистом был участник социалистического движения, историк и философ Эрнест Бельфорт Бакс (1854— 1926). Его перу принадлежат работы «Германское общество в конце средних веков» (1894), «Социальная история германской Реформации» (1894) и «Французская революция» (1890). Реформацию Бакс рассматривал в теснейшей связи с экономическим и социальным развитием Германии, в истории Французской революции он пытался проследить интересы различных классов и их борьбу. Хотя работы Бакса не основаны на самостоятельном изучении документов и источников, однако они представляют большой интерес как ранние попытки марксистского анализа и конкретизации основных положений исторического материализма.
Краткий, но содержательный очерк истории социалистической мысли содержится в совместной работе двух социалистов — Э. Бакса и У. Морриса «Социализм, его развитие и результаты» (1893). Авторы дали критический анализ капиталистической системы и подробное изложение идей научного социализма. Уильям Моррис (1834—1896) был активным деятелем социалистического движения. Участник Социал-демократической федерации, он в 1886 г. вышел из нее в знак протеста против ее сектантской политики, отрыва от массового рабочего движения и был одним из организаторов Социалистической лиги. Моррис был поэтом и художником, он восставал против уродливости капиталистической действительности и воспевал красоту человеческого труда. В книге «Вести ниоткуда» (1891), получившей широкую популярность, он рисовал картину будущего социалистического общества.


загрузка...