загрузка...
 
16. КОНФЛИКТ МЕЖДУ УХАЖИВАНИЕМ И УГРОЗОЙ
Повернутись до змісту

16. КОНФЛИКТ МЕЖДУ УХАЖИВАНИЕМ И УГРОЗОЙ

16.1. КОНФЛИКТ

В гл. 12 мы приводили пример с зябликом и говорили о том, что зяблик может последовательно переходить от одних видов активности к другим — сначала он может петь и патрулировать свою территорию, затем слететь кормиться на землю, потом взлететь на куст, почистить оперение и снова начать петь. Аналогичную смену активности можно наблюдать у всех животных; по-видимому, разные виды активности появляются в их поведении не случайно, а упорядоченно. Однако было бы слишком большим упрощением считать, что в каждый момент зяблик занят лишь какой-то одной деятельностью. Рассмотрим другой случай.

Когда зимой кормится стая больших синиц, обычно птицы рассаживаются на некотором расстоянии друг от друга. Если две особи слишком сильно сблизятся, то они начинают угрожать друг другу и драться. Таким образом, тенденция к стайности, удерживающая птиц вместе, отчасти уравновешивается агрессивностью, порожденной взаимной близостью (см. разд. 15.4). Продолжая кормиться, каждая птица все время помнит о возможной опасности или о соперниках и часто прерывает кормежку, чтобы оглядеться по сторонам; таким образом, эффективность кормления ограничивается необходимостью проявлять бдительность. Время от времени стая довольно неорганизованно перелетает с места на место, причем запоздавшие вынуждены поспешно бросать недоеденный корм и взлетать, чтобы не отстать от стаи. В этом случае пищевое поведение вступает в конфликт с тенденцией к стайности. У птиц в таких стаях наблюдается стремление сначала завершить один тип поведения и лишь потом переходить к другому. Однако практически такая целенаправленность встречается редко; обычно наблюдается одновременно несколько тенденций к различным типам поведения * а это приводит к конфликтным ситуациям.

Прежде чем идти дальше, необходимо несколько уточнить понятия «тенденция» и «конфликт». Когда в повседневной речи говорят

о    тенденции животного вести себя определенным образом, при этом подразумевается на основании каких-то данных, что животное, вероятно, именно так и будет себя вести. Если же есть вероятность определенного поведения, то должны существовать (потенциально) и причинные факторы, вызывающие это поведение. Поэтому, когда употребляют слово «тенденция», подразумевают, что такие факторы имеются в наличии. Однако причинные факторы для определенного поведения могут присутствовать, а тенденции к этому поведению может и не быть; так, голодное животное, которому предложили пищу, может не начать есть, если поблизости находится незнакомый предмет. В таких случаях можно считать, что тенденция к данному поведению (например, тенденция кормиться) имеется, но причинные факторы или слишком слабы, или подавлены [1047] х. Применение термина «тенденция» удобно в том отношении, что избавляет нас от - необходимости оговаривать в каждом отдельном случае природу причинных факторов, хотя впоследствии мы можем заняться их анализом; здесь могут иметь значение уровень гормонов, интенсивность раздражения (гл. 10) или другие переменные.

Когда имеются одновременно тенденции к двум несовместимым типам поведения, мы говорим, что они находятся в конфликте. Например, в стае больших синиц вид одной особи может вызывать у другой стремление и к приближению и к отступлению. Дистанция между птицами в стае в очень большой степени зависит от равновесия этих двух тенденций, причем в точке равновесия имеются, вероятно, обе тенденции, но они вступают в конфликт и подавляют друг друга. Когда стая синиц перемещается,“на отставших особей одновременно влияют две группы факторов: те, которые в норме вызывают пищевое поведение, и те, которые заставляют птиц следовать за стаей. Эти факторы исключают друг друга, и возникающий в результате конфликт изменяет пищевое поведение. Как будет показано далее, животное, занятое на первый'взгляд каким-то одним видом активности, может тем не менее находиться в состоянии конфликта; в этом случае действие причинных факторов, определяющих какую-то другую форму поведения, может быть полностью подавлено факторами, вызывающими текущее поведение. Однако термин «конфликт» применяется не для обозначения каких-либо гипотетических механизмов или физиологических состояний, а лишь в отношении вероятностей несовместимых реакций.

Поскольку большинство видов активности оканчиваются сами собой, либо подводя животное к ситуации, в которой осуществляется завершающая реакция (гл. 10), либо устраняя вызвавшие данное поведение факторы (гл. 15), либо каким-то другим образом (гл. 13), конфликты, как правило, вскоре разрешаются. Скорость, с которой это происходит, зависит отчасти от природы самого конфликта. Особенно отчетливо это проявляется, когда конфликтная ситуация связана со стремлением двигаться одновременно в различных направлениях.

Когда конфликт возникает в результате тенденций двигаться одновременно к двум разным объектам, расположенным на некотором расстоянии друг от друга, такую ситуацию можно назвать конфликтом типа «приближение — приближение», не забывая, разумеется, о чисто физическом характере несовместимости в данном случав. В этом случае животное может очутиться в некоторой промежуточной точке, в которой тенденции приближаться к каждому из объектов будут уравновешены. Такое равновесие неустойчиво. Поскольку стремление приблизиться к объекту усиливается по мере приближения к нему, стоит животному несколько отклониться от точки равновесия Ъ сторону одного из объектов, как стремление двигаться к нему усилится, а стремление приблизиться к другому соответственно уменьшится. Таким образом, конфликт легко разрешается. Поведение по типу проб и ошибок, характерное для поведения животных в месте разветвления лабиринта, можно рассматривать как один из случаев конфликта типа «приближение — приближение»: в этом случае у животного можно наблюдать начальные движения в сторону каждого из отсеков лабиринта попеременно. С другой стороны, когда животное находится между двумя объектами, каждого из которых оно стремится избежать (конфликт «избегание — избегание»), ситуация сравнительно устойчива. Поскольку тенденция к избеганию каждого из объектов, очевидно, возрастает по мере приближения к нему, отклонение в ту или иную сторону, вероятно, приведет к возвращению животного в точку равновесия. Длительное перемещение возможно только вдоль перпендикуляра к линии, соединяющей оба избегаемых объекта.

Более интересен случай, когда у животного одновременно наблюдается тенденция избегать и приближаться к определенному предмету или ситуации. Предположим, крысу обучают бежать по дорожке за пищей, а затем в цейевой камере наносят ей электрическое раздражение. Если после этого выпустить ее на дорожку, то она может отбежать назад, остановиться в нерешительности, вернуться обратно и некоторое время делать короткие побежки вблизи цели или же в нерешительности может начать вылизывать шкурку или лапы. Тенденция приблизиться к пище уравновешивается у нее тенденцией избежать удара током (конфликт типа «приближение — избегание»). Другой пример приведен на рис. 126. Во время реакции окрикивания у зябликов наблюдаются две тенденции: приблизиться к сове и улететь от нее [1043, 1649]. Относительная сила каждой тенденции изменяется в зависимости от расстояния до хищника. Если зяблика посадить в неболыпую.клетку и поставить ее в 5 м от совы, то во время окрикивания зяблик будет летать от передней стенки к задней с равной частотой. Когда клетку отодвигают на большее расстояние, зяблик в основном находится’у передней стенки, когда же ее придвигают ближе, зяблик держится у задней стенки.

Такого рода ситуации тщательно проанализировал Миллер [1742]. Он показал, что у крыс на дорожке лабиринта устойЧЯЬой равновесие будет сохраняться в том случае, если тенденция избегать целевой камеры будет по мере увеличения расстояния до нее уменьшаться быстрее, чем тенденция приблизиться к ней. Это положение иллюстрирует рис. 127. Для простоты графика градиенты тенденций представлены в виде прямых, однако любые -монотонно убывающие кривые также удовлетворяют условию задачи, если кривая избегания убывает быстрее. Очевидно, что если бы круче была кривая, соответствующая приближению, то невозможно было бы достигнуть равновесия, животное двигалось бы либо назад, либо вперед к цели.

Миллер проверил свою модель следующим образом. Он систематически просмотрел и отобрал некоторые предположения, вывел на их основе' логические заключения и затем проверил эти заключения

Рис. 126. Относительное число полетов к передней (черные кружки) и задней (белые кружки) стенкам клетки, а также общее число полетов (черно-белые кружки) самок зяблика в зависимости от расстояния, на котором находилось чучело серой неясыти от клетки [1043].

экспериментально — образец точного систематического построения теории. Ключевой вывод о более крутом наклоне графика, описывающего тенденцию к избеганию, был выведен Миллером из постулата, согласно которому страх является побуждением, приобретенным в результате обучения. С этой .точки зрения раздражители, связанные с целевой камерой, воздействуют на избегание двояко: возбуждая мотивацию страха и вызывая специфическую реакцию избегания. Таким образом, увеличение расстояния до конца дорожки ослабляет реакцию избегания двумя различными путями. С другой стороны, голод, как полагают, зависит от внутренних физиологических факторов, поэтому увеличение расстояния до раздражителя не влияет на побуждение голода и воздействует на реакцию приближения только в том отношении, что вызывающие приближение раздражители становятся слабее. Поэтому кривая избегания убывает быстрее, чем кривая приближения. (Конечно, некоторые предпосылки Миллера могут вызвать возражения.)

Предположение, согласно которому изменение раздражителя воздействует на избегание двояко, приводит к заключениям, которые можно проверить экспериментально. Если обучить крыс убегать по

Тенденция приблизиться возрастает по мере удаления от вызывающего страх объекта, тогда как тенденция к избеганию возрастает по мере приближения к нему.

дорожке от электрического раздражения, а затем проверить, как они буДут вести себя в отсутствие раздражения на прежней дорожке и на новой дорожке, то оказывается, что во втором случае реакция будет значительно слабее. Объясняется это тем, что такое изменение ситуации одновременно ослабляет и мотивацию страха, и приобретенную реакцию побежки. С другой стороны, если предварительно подготовленных таким же образом крыс испытать, нанося им в обоих случаях электрическое раздражение, то на побуждении это не отразится, и реакция избегания во втором случае должна уменьшиться у этих животных не столь сильно, как в первом. Это и было подтверждено экспериментально.
Все же, по'видимому, такой метод неприменим в тех случаях, когда и приближение, и избегание в равной мере зависят от одних в тех же внешних раздражителей, как это, например, имеет место при конфликтах «нападение — бегство» или «любопытство — бегство», о чем будет сказано ниже, а также при реакции окрикивания у зябликов. Подход Миллера, однако,, был использован при изучении влияния фармакологических препаратов, а также при купировании некоторых типов невротического поведения [597]. Но Херст [9671 считает, что этот подход применим далеко не ко всем случаям; он обнаружил в несколько иной ситуации, что градиент генерализации для подкрепляемой пищей реакции круче, чем для реакции избегания электрического раздражения. В этом случае решающая роль в мотивации избегания может принадлежать внутренним факторам.

Другой метод исследования конфликтного поведения был описан Херстом и Кореско [969]. Крысам предоставляли на выбор две экспериментальные ситуации: в одной животным независимо от их поведения то давали молоко, то наносили удары током, а в другой не происходило ни того, ни другого. Нажимая на рычаг, крысы могли изменять одну ситуацию на другую.' Животные включали попеременно то один, то другой режим, причем предпочтение того или иного из них было различным в зависимости от длительности лишения пищи и силы электрического раздражения. Когда при первом режиме меняли относительную частоту предъявления пищи и нанесения раздражений, животные гораздо чаще включали и выключали этот режим при промежуточных значениях относительных частот, чем в тех случаях, когда условия были или очень благоприятны (возможно только появление пищи), или неблагоприятны (возможно только электрическое раздражение) [968].

До того как конфликт приходит.к разрешению, поведение животного в большей или меньшей мере зависит от обеих групп причинных факторов. Прежде чем начать обсуждение тех типов поведения, которые могут возникнуть в таких случаях, следует рассмотреть, по каким признакам можно распознать конфликтную ситуацию. Как можем мы определить, что у животного одновременно имеются тенденции к разным типам поведения? В большинстве рассмотренных до сих пор случаев экспериментатор мог говорить о конфликтной ситуации, потому что был знаком с условиями, в которых находилось животное, знал о существовании двух групп факторов (напрймер, лишение пищи и раздражители, первоначально связанные с побежкой за пищей, с одной стороны, и раздражители, первоначально связанные с ударами током и т. д.,— с другой), каждая иэ которых по отдельности вызвала бы вполне определенную форму поведения, а если к наблюдению приступит другой исследователь — сможет ли он определить, что крыса намеревается делать? Сможет ли ои заключить, наблюдая за поведением крысы, что имеет дело с конфликтной ситуацией, и определить характер двух соответствующих несовместимых типов поведения? Сходные ситуации часто возникают в ествственных условиях, и, прежде чем анализировать поведение,' необходимо выявить наличие конфликтных тенденций и описать их природу.

Рассмотрим в качестве примера анализ поведения при ухаживании и угрозах у птиц и рыб. Анализировать такое поведение трудно из-за сложности и разнообразия движений, быстро и на первый взгляд совершенно беспорядочно сменяющих друг друга. Объясняется

А. Поза угрозы «голова вверх», которую большая риница принимает во вреия территориальных конфликтов. Б. Поза угрозы «голова вперед», принимаемая лазоревкой во время террв- ториальных конфликтов и драк за корм.

это тем, что часто такие последовательности поведенческих актов не завершены и их природа, таким образом, не очевидна для наблюдателя. Все становится на свое место, когда распознается наличие конфликта. Описание двух конкретных случаев позволит нам более критически оценить те данные, которые могут свидетельствовать о конфликте.



загрузка...