загрузка...
 
22.4. АГРЕХСИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
Повернутись до змісту

22.4. АГРЕХСИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

В начале этой главы мы рассматривали исследование Круйта по агрессивному поведению банкивских петухов, с тем чтобы продемонстрировать, насколько сложным может быть развитие на первый взгляд простых форм активности взрослого животного. Вопрос о том, каким образом факторы, связанные с опытом, могут оказывать влияние на развитие агрессивного поведения, несомненно, имеет фундаментальное значение, но до сих пор ему не уделяли должного внимания. Многочисленные данные свидетельствуют, однако, о том, что утверждение Лоренца [1573], согласно которому агрессивное поведение у большинства позвоночных почти не зависит от индивидуального опыта, не соответствует действительности.

Прежде всего на последующую агрессивность может влиять поведение матери. Хадженс и др. [1175] обнаружили, что мышь, выращенная с четырехдневного возраста самкой крысы, реже вступает в драки, чем мышь, выращенная мышью. Все еще не ясно, в какой мере такое различие в поведении является следствием или коррелятом других обнаруженных в этом случае различий (вес, активность). Этот результат может, конечно, зависеть от различий в общем уровне стимуляции в раннем возрасте, о чем говорилось в разд. 22.2 (см. также [548, 1176]).

Изоляция от других особей в раннем возрасте также сказывается на последующих проявлениях агрессивного поведения, хотя факторы, определяющие природу и степень этого влияния, далеко не ясны. По некоторым сообщениям, грызуны, выращенные в изоляции, ведут себя менее агрессивно, чем контрольные животные (см., например, [1203, 1345]). Однако Левин и др. [1498, 14991 обнаружили, что мыши, выращенные в изоляции до прекращения вскармливания, более агрессивны, чем контрольные, причем степень повышения агрессивности оказалась различной у животных разных линий. Сигг и др. [2218] получили сходные результаты, но обнаружили, что изоляция не влияет на гипофизэктомированных и гонадэктоми- рованных животных (см. также [801, 2446]). Кошки ([2181]; Розен- блатт, личное сообщение), выращенные в изоляции, также значительно агрессивнее, а у хомячков (Peromyscus) агрессивность после изоляции может или увеличиваться, или уменьшаться в зависимости от вида [2039]. Куо [1427] считает, что частичная изоляция имеет существенное' значение при тренировке «бойцовых» качеств у птиц и собак.

Противоречивость результатов, вероятно, хотя бы отчасти связана с тем, что в этих экспериментах использовались разные виды и различные методики. Однако вполне возможно также, что выращивание в изоляции от сородичей влияет на агрессивное поведение посредством многих процессов и конечный результат определяется тем, какой и1 этих процессов преобладает. Во-первых, для особи, выращенной в изоляции, сородичи представляются новым, незнакомым объектом и поэтому вызывают страх. Во-вторых, у общественных животных ранний опыт может повлиять на степень подавления агрессии страхом или другими типами поведения. Макаки-реэусы в результате выращивания в изоляции могут проявлять, даже несмотря на строгие наказания, устойчивую агрессивность в отношении особей, гораздо более крупных и сильных, чем они сами; создается впечатление, что они совершенно неспособны обучиться обуздывать собственную агрессивность. В-третьих, известно, что у банкивских петухов, выращенных в полной изоляции, не только проявляется необычно интенсивное поведение избегания и агрессии, но у них также отмечается неадекватная интеграция этих форм поведения; переключение с одного поведения на другое происходит незакономерно и не сопровождается амбивалентным поведением (гл. 16; см. также [1729]).

Опыт, полученный во время драк, также заметно отражается на последующем агрессивном поведении. Мышь, еще детенышем побежденная в драке, обычно проявляет подчиненное поведение во взрослом состоянии [1289]. Такие изменения, вызванные ранним опытом, часто очень устойчивы, но сходные изменения могут происходить и у взрослых животных (см., например, [801, 2171]). Было показано [1436], что поражение уменьшает агрессивность как у агрессивных, так и у неагрессивных мышей, тогда как победа увеличивает агрессивность только у ' первых; после изоляции в течение нескольких недель этот эффект исчезает. Обзор работ о влиянии опыта подчинения на доминирование приведен в работе Тайнса и Хейтса [2351].

Когда драка происходит за какой-нибудь объект, например за пищу, можно ожидать, что успех или неудача в этом отношении отразится на последующем агрессивном поведении. Куо [1427]


сообщает о длительных экспериментах по тренировке собак на умение драться, причем значительную часть тренировки составляли схватки с более слабыми особями у кормушки. При использовании более строгих методик было показано, что агрессивное поведение может подкрепляться как пищей, так и водой ([90, 2442] — у крыс; [19951 — у голубей), а также электрическим раздражением мозга [2272].

Кроме того, исследования, обзор которых приведен в разд. 15.5, четко показывают, что само агрессивное поведение, или появление раздражителей, вызывающих это поведение, или появление раздражителей, ранее связанных с вызывающей агрессию стимуляцией, могут служить подкреплением агрессивности. Таким образом драка может порождать драку.

Наконец, как мы видели, раздражители, вызывающие агрессивное поведение, могут контролироваться условнорефлекторно (см., например, [480, 2364, 2456]). Весьма возможно, что индивидуальный опыт независимо влияет на раздражители, вызывающие агрессию и направляющие ее, поскольку, например, показано, что обезьяны, выращенные в изоляции, часто кусают свои руки, и эта привычка может сохраниться и позднее, когда их переведут в группу (личное наблюдение).

Разумеется, даже те особи, которые с момента рождения длительное время содержались в изоляции, не только могут проявлять агрессивность, но и способны впоследствии приспособиться к общению с другими особями (см., например, [1974]). Однако приведенные выше исследования показывают, что опыт, особенно в раннем возрасте, может сильно влиять на агрессивное поведение. Это, конечно, в полной мере относится и к виду Homo sapiens. Возможная последовательность развития в этом случае, по-видимому, такова. Реакция гнева вызывается сначала фрустрационными ситуациями более или менее независимо от предшествующего опыта в этих ситуациях. С развитием двигательного контроля и перцептивной чувствительности реакция гнева начинает все в большей степени адресоваться к источнику фрустрации. Однажды эта реакция приведет к нанесению повреждения или к устранению фрустрации каким-то иным способом и таким образом получит подкрепление. Ассоциация того факта, что кто-то другой испытывает боль, с удалением источника фрустрации приводит к тому, что первое обстоятельство приобретает значение вторичного подкрепления [697]. Данные сравнительного изучения позволяют предположить, как мы видели, что драка сама по себе может служить первичным подкреплением. Во всяком случае, впоследствии то, какие ситуации будут вызывать реакцию или служить подкреплением, а также природа и интенсивность агрессии становятся зависимыми от опыта собственного агрессивного поведения, опыта агрессивного поведения других особей и опыта, не связанного с агрессивным поведением.




загрузка...